Вне политики! Вне конкуренции!
Фан-клуб фирмы «Партия и Домино»
info@partya-moscow.ru

Внимание! Все магазины Партия и Домино закрыты. Представленная информация имеет исключительно историческое значение.

«От одной войны убежали, на другой не уберегли»

В Москве хоронят жертв теракта на «Рижской»

Вчера на московских кладбищах состоялись первые похороны жертв теракта у станции метро "Рижская". Двое молодых людей, похороненных вчера, работали на радиорынке около метро. У обоих остались дети. Проститься с обоими пришли только немногочисленные близкие.

Могилу 30-летнему Вячеславу Бехтереву выкопали на самом краю 225-го участка Домодедовского кладбища, где еще нет деревьев, а на большинстве могил нет ни памятников, ни надгробий. Похоронная процессия была очень немноголюдной, человек пятнадцать. Большинство — явно незнакомые с семьей погибшего молодые люди. "Это из 'Партии',— шептала маме Вячеслава Тамаре Петровне вдова Светлана,— он два года в 'Партии' работал". Мама на комментарии не реагировала, она только повторяла: "Он никому ничего плохого не сделал". А отец Георгий Анатольевич, который не живет с семьей уже десять лет и приехал в Москву из Тюменской области только вчера, шепотом спрашивал кого-то: "Какая партия? 'Единая Россия'?" А ему отвечали, что Вячеслав раньше работал в магазине "Партия" на "Октябрьской", а потом — этой весной — ушел на радиорынок на "Рижскую", там можно было больше заработать. "Он всем друзьям помогал покупать технику со скидкой,— добавил Игорь, сосед Вячеслава по лестничной площадке.— Я с ним договорился 1 сентября идти покупать пылесос". Отец махнул рукой — какой там, мол, пылесос.

Когда гроб (его не заколачивали до самого последнего момента, и иссеченное осколками лицо Вячеслава каждый пришедший успел поцеловать раза по три) понесли к могиле, мама погибшего, продолжая плакать, причитала: "Слава рос без отца, и Сережа тоже будет расти без отца". Шестилетний Сережа, сын погибшего, возился у могилы, ковыряясь руками в глине. Могильщики его отогнали. Обнимая внука, Тамара Петровна шептала: "От одной войны убежали, на другой не уберегли". "Да, мы из Таджикистана уехали в 90-м",— сказал кому-то отец. Он так и не смог подойти к бывшей жене.

На соседнем, 224-м участке, похоронен погибший в декабре брат Вячеслава Денис. Он разбился в автокатастрофе перед Новым годом, недалеко от своего дома. Семья хотела похоронить Вячеслава рядом с братом, но на том участке уже не было мест. Со словами "с Богом!" могильщики опустили гроб в землю. Родственники бросили по горсти мокрой глины в могилу, долго мыли руки минеральной водой из бутылок, потом выпили по рюмке водки и разъехались.

На Троекуровском кладбище в то же самое время хоронили Алексея Жирнова, также погибшего у "Рижской". Алексею было 28 лет, и у него остался двухлетний ребенок. Хоронили Алексея под проливным дождем, и чтобы укрыться от него, у могилы соорудили шатер. Отец Алексея был летчиком, и друзья говорили, что он дослужился до звания полковника. Сын тоже поступил в летное училище — Академию Жуковского, но династии не вышло. Получив звание капитана, Алексей летную карьеру бросил, устроившись на работу на Рижском рынке. Похороны тем не менее проходили с воинскими почестями. Играл военный оркестр, много было людей в форме. Когда гроб укладывали в могилу, раздался оружейный залп, а следом за ним оркестр сыграл российский гимн. "Так положено, когда погибают офицеры",— говорили друзья отца.

Вчера на московских кладбищах состоялись первые похороны жертв теракта у станции метро «Рижская». Двое молодых людей, похороненных вчера, работали на радиорынке около метро. У обоих остались дети. Проститься с обоими пришли только немногочисленные близкие.

Могилу 30-летнему Вячеславу Бехтереву выкопали на самом краю 225-го участка Домодедовского кладбища, где еще нет деревьев, а на большинстве могил нет ни памятников, ни надгробий. Похоронная процессия была очень немноголюдной, человек пятнадцать. Большинство — явно незнакомые с семьей погибшего молодые люди. «Это из Партии,— шептала маме Вячеслава Тамаре Петровне вдова Светлана,— он два года в Партии работал». Мама на комментарии не реагировала, она только повторяла: «Он никому ничего плохого не сделал». А отец Георгий Анатольевич, который не живет с семьей уже десять лет и приехал в Москву из Тюменской области только вчера, шепотом спрашивал кого-то: «Какая партия? Единая Россия?» А ему отвечали, что Вячеслав раньше работал в магазине «Партия» на «Октябрьской», а потом — этой весной — ушел на радиорынок на «Рижскую», там можно было больше заработать. «Он всем друзьям помогал покупать технику со скидкой,— добавил Игорь, сосед Вячеслава по лестничной площадке.— Я с ним договорился 1 сентября идти покупать пылесос». Отец махнул рукой — какой там, мол, пылесос.

Когда гроб (его не заколачивали до самого последнего момента, и иссеченное осколками лицо Вячеслава каждый пришедший успел поцеловать раза по три) понесли к могиле, мама погибшего, продолжая плакать, причитала: «Слава рос без отца, и Сережа тоже будет расти без отца». Шестилетний Сережа, сын погибшего, возился у могилы, ковыряясь руками в глине. Могильщики его отогнали. Обнимая внука, Тамара Петровна шептала: «От одной войны убежали, на другой не уберегли». «Да, мы из Таджикистана уехали в 90-м»,— сказал кому-то отец. Он так и не смог подойти к бывшей жене.

На соседнем, 224-м участке, похоронен погибший в декабре брат Вячеслава Денис. Он разбился в автокатастрофе перед Новым годом, недалеко от своего дома. Семья хотела похоронить Вячеслава рядом с братом, но на том участке уже не было мест. Со словами «с Богом!» могильщики опустили гроб в землю. Родственники бросили по горсти мокрой глины в могилу, долго мыли руки минеральной водой из бутылок, потом выпили по рюмке водки и разъехались.

На Троекуровском кладбище в то же самое время хоронили Алексея Жирнова, также погибшего у «Рижской». Алексею было 28 лет, и у него остался двухлетний ребенок. Хоронили Алексея под проливным дождем, и чтобы укрыться от него, у могилы соорудили шатер. Отец Алексея был летчиком, и друзья говорили, что он дослужился до звания полковника. Сын тоже поступил в летное училище — Академию Жуковского, но династии не вышло. Получив звание капитана, Алексей летную карьеру бросил, устроившись на работу на Рижском рынке. Похороны тем не менее проходили с воинскими почестями. Играл военный оркестр, много было людей в форме. Когда гроб укладывали в могилу, раздался оружейный залп, а следом за ним оркестр сыграл российский гимн. «Так положено, когда погибают офицеры»,— говорили друзья отца.


Notice: Undefined index: debug in /var/vhosts/www.partya-torg.ru/public_html/_templates/_footer.phtml on line 19